РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП

Фриц Ленц

(Обновление этики)

Как я знаю, первым, кто объявил расу ценностным принципом, был Альфред Плетц, основоположник германской расовой гигиены. В 1895 году Плетц в маленькой, не привлекшей особенного внимания работе выразил убеждение, что всюду, где "этика отыскивает расположенную вне индивида, но не непознаваемую опорную точку, где политика борется за актуальные интересы РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП, конечным объектом, независимо от того, осознается это либо нет, всегда является органическая целостность жизни, каковую представляет собой раса" ("Выводы расовой гигиены и их отношение к этике", "Ежеквартальник научной философии", 1895).

Не зная эту работу Плетца, но уже находясь под воздействием основанного им расово-гигиентического движения, которое тогда только начиналось, я, юный студент РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП (в 1907 году мне было 20 лет), пришел к таким же убеждениям. Я изучал тогда медицину во Фрайбурге, но больше всего интересовался философскими вопросами, а именно, неувязкой ценностей. Я считал предыдущие пробы научного обоснования этики неудовлетворительными и представлял в собственной юный самоуверенности, что я смогу дать наилучшее, единственно РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП правильное обоснование этики. На исследование вопроса и подготовительную работу я растрачивал огромную часть собственного времени в протяжении пары лет и написал рукопись в несколько сот страничек под заглавием "Воля к ценности. Базы расовой этики". Когда она была готова, я увидел, что она не созрела для публикации. И все таки РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП проделанная мною тогда работа была не напрасной. Я пришел к идеям расовой гигиены, воспринял их себе как нравственное требование и с того времени терпеливо работал над их научным обоснованием.

В той области, которую принято именовать философией, моими учителями были Алоис Риль и Генрих Риккерт. Я многим должен этим мыслителям, но моим подлинным РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП духовным вождем стал Альфред Плетц, с которым я познакомился в 1909 г. и с того времени дружественно сотрудничал.

В 1917 году, когда я, как врач-гигиенист, работал в лагере для военнопленных, издатель Леман в письме предложил мне сотрудничество в запланированном им журнальчике "Дойчландс Эронойерунг" ("Обновление Германии"), и я написал на базе РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП упомянутой работы данную статью, которая под заглавием "К обновлению этики" была размещена в первом выпуске этого журнальчика. Она содержит все главные черты моего миропонимания, потому она сейчас может представлять определенный научный энтузиазм и потому я попросил издательство Леман переиздать ее. Я изменил только заглавие: "Раса как ценностный принцип" кажется РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП мне более удачным, но тогда такое заглавие навряд ли сообразили бы. Тяжело сказать, каково было историческое воздействие этой моей статьи; во всяком случае, она занесла собственный вклад в подготовку нового миропонимания. Выпуск, в каком она появилась, издательство Леман распространило тогда в тыщах маркетинговых экземпляров, в том РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП числе и на фронте.

То, что я сейчас переиздаю эту работу без конфигураций, не значит, что я и сейчас готов подписаться под каждой ее фразой. Некие теоретические выводы не кажутся мне больше безусловными. Я сейчас вообщем больше не считаю, что философия либо теория ценностей может быть наукой. Но в моих РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП главных убеждениях ничего не поменялось. Я писал уже тогда, со ссылкой на Канта, что желал бы убрать индивидуалистическую догматику, чтоб высвободить место для веры в расу. Таким макаром, мне было ясно, что принцип ценности не может быть научно "подтвержден". В главе "Расовой гигиены" я позднее написал: "Конечные ценности не РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП могут быть подтверждены, как считал Спиноза; из нельзя и сделать, как представлял Ницше. Можно только вспомнить о том, что в конечном счете можно утверждать".

"Новое германское миропонимание должно исходить из народа. Официальные представители философии бросили нас на произвол судьбы". Я уже тогда начал войну против индивидуализма как ценностного принципа. "Нашему нравственному РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП сознанию не соответствует индивидуализм как самоцель". Это был также отказ от учения о ценностях Канта и Гете. "Личность не может быть конечной целью этики". Более того: "Наша этическая цель - люд как организм", а "не как огромное количество отдельных личностей". "Раса - база всего: личности, страны и народа". "Соц РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП мысль как и раньше будет плодотворной, но больше в органически-социальном, чем в индивидуально-социальном смысле. Целью социализма должны быть не отдельные личности, а раса. Правительство существует не для того, чтоб личности воспользовались в нем своими правами, оно должно служить жизни расы. Этой цели должны быть подчинены все права". "Подлинный РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП Германский Рейх должен служить жизни народа и его расы".

Многие читатели могут счесть недочетом этой работы, провозглашающей расу ценностным принципом, отсутствие в ней выражений по еврейскому вопросу. Но я преднамеренно ограничился положительной стороной. Хотя я всегда выступал против "непонятных мнений, которые по природе чужды нравственному сознанию нашего народа РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП", и добивался "чистки германской этики от этих чуждых составных частей", в исследовании о ценностном принципе еврейский вопрос показался мне излишним. Какую позицию должно занимать правительство по отношению к чуждой расе - вопрос политической необходимости. Его решение зависит не от отдельных людей, а от политического управления.

Я в нем включил нравственное РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП общество в население земли вообщем и даже в языковое общество и не сомневаюсь, что это верно. "Человек может обладать языком другого народа как родным и все таки оставаться чуждым народной душе". "Только в той мере, в какой мы являемся потомками наших протцов, для нас сохраняется связь времен". "Германский РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП люд - последнее пристанище нордической расы. Совместно с ней может погибнуть дело не только лишь веков, но 1000-летий".

Во времена величавых народных бедствий, когда не только лишь отдельные лица, но миллионы людей раз в день глядят в глаза погибели и столько же миллионов страшатся за собственных возлюбленных, в обостренной форме встает вопрос о РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП смысле бытия. В размеренные времена большая часть людей достаточно флегмантично к этому вопросу: ежедневные дела, маленькие заботы и наслаждения обычно полностью занимают душу. О том, что верно и некорректно, отлично и плохо, человек не думает, полагая, что уже знает это. Потому обычно не задают вопросов и РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП об основах нравственных убеждений, считая их само собой разумеющимися. Конкретно в этом заключается величавая сила моральных убеждений, в то время как их критика ослабляет их и разлагает. Так как предпосылки моральных ценностей ведут такое скрытое существование, под прикрытием ежедневного сознания могут происходить глубочайшие конфигурации. Люди употребляют старенькые слова, но их смысл РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП стал другим. Обычно, один и тот же человек соединяет внутри себя принципно противоречащие друг дружке мнения. Из дискуссий с другими, из услышанного на политических сборищах либо из газет он может почерпнуть взоры, несопоставимые с его прежними взорами, и даже не увидеть этого противоречия. Так и в Германии перед войной РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП очень разные и обратные ценности вели быстрее сокрытую, чем открытую борьбу не на жизнь, а на погибель. Все восхваляли прогресс, свободу, культуру, справедливость, но связывали с этими определениями различные представления. В каждом из этих слов при более четком анализе находится огромное количество вопросов и заморочек. Невзирая на их кажущуюся РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП простоту, ни одно из их вообщем не имеет смысла без связи с высшей целью. Под этим флагом к нам могут просочиться и очень непонятные мнения, по природе чуждые нравственному сознанию нашего народа. И если я тут рассматриваю нравственные понятия под критичной лупой, то я делаю это не РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП для того, чтоб их повредить, а для того, чтоб посодействовать очистить немецкую этику от чужеродных частей.

Совпадение либо обоюдное противоречие нравственных мнений находится в зависимости от поставленных целей. Но большая часть этих целей тоже не самоцели, они устремлены к высшей цели. Потому действительное единство в области этики может быть достигнуто РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП только в этом случае, если получится указать высшую цель, которой служат все остальные цели.

Таковой высшей целью стало для нас в августе 1914 года благо народа. Сразу стало ясно, что эта цель и в мирное время была мерилом нравственности в подсознании миллионов. Но война затянулась, надежды оптимистов оказались призрачными, страхи и мучения РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП умножались. Здесь и стали появляться сомнения, что цивилизация вправду является таковой ценностью, что ради нее стоит приносить столько жертв. Да что в ней вообщем такового? Вправду ли в ней есть нечто существенное? До войны только немногие отторгали ее ценность. Они гласили, что высшей целью нравственного поведения должно быть РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП население земли в целом. Но большая часть "населения земли" выступила против нас. Означает, мы воюем не по ту сторону? Неприятели безустанно проповедывали, что они бьются за население земли, свободу и культуру. Что такового ценного в нашей цивилизации, что сотки тыщ должны за это гибнуть и еще сотки тыщ становиться РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП инвалидами? Те, кто веровал в население земли, отторгал ценность цивилизации и считал различия меж людьми не имеющими значения исходя из убеждений нравственности, могли созидать в этой войне только нескончаемую абракадабру. Но для нас таковой взор значит осквернение памяти наших мертвых. Мы не отвергаем войну ради населения земли РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП, мы отвергаем население земли из-за войны. Целью войны может быть только благо собственного народа, а не населения земли. А высшая цель войны это высшая нравственная цель. Война оправдана только в этом случае, если она служит нужным средством заслуги высшей нравственной цели.

Выражение "благо народа" допускает огромное количество истолкований РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП! Потому нам нужно попробовать узнать, что мы под этим осознаем. Многие задумываются при всем этом, сначала, о процветающей экономике. В последние десятилетия вообщем преобладала тенденция рассматривать все величавые вопросы с экономической точки зрения и находить их решение в экономике. Но сколь ни принципиальна экономика для жизни народа, не следует гиперболизировать ее РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП значение. Огромное достояние цивилизации таит внутри себя угрозы, мы лицезреем это сейчас на примере наших противников, британцев и французов. Но никогда нельзя оправдать с этической точки зрения подъем экономики за счет актуальных сил народа. Наши герои погибли не ради средств.

Но за что тогда они погибли? Молвят, за счастье соплеменников РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП. Но я боюсь, что их мучения под снегом и дождиком, от холода и бурь, от жары, муки покалеченых и умирающих не уравновешиваются завоеванным "счастьем". Не говоря о том, что многие паразиты будут должны своим счастьем страданиям и погибели самых великодушных, нам претит весь этот расчет на счастье РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП. И для этого наши мертвые очень святы.

Еще возвышенней цель, которую указал Гете в "Фаусте": "Я открыл просто для многих миллионов не для того, чтоб они жили в безопасности, а для того, чтоб они были свободными и трудились".

И мы возлагаем надежды на фуррор нашей армии, но мы требуем, чтоб эти РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП "миллионы" были германцами, германцами не только лишь по языку и культуре, но, сначала, по крови. Но это требование не гетевское. Гетевский эталон полностью общечеловеческий: это чувствительная, все воспринимающая личность. Но личность не может быть конечной целью этики. Великодушный одиночка может отыскать ублажение в жизни для других одиночек. Но РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП жертвы сотен тыщ самых великодушных никогда не могут быть оправданы с этической точки зрения интересами других личностей. И гетевский положительный эталон утрачивает свою силу перед лицом этой войны. При собственной отзывчивости, Гете и сам отрекся бы от него.

Если мы желаем, невзирая на войну и все ее страхи и РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП страданья, сказать "да" жизни, мы можем сделать это только ориентируясь на нечто более высочайшее и изначальное, чем личность. Люд как огромное количество личностей не может быть той ценностью, ради которой погибают его наилучшие сыны. Ею может быть только органичное в народе, тот поток жизни, который протекает через тысячелетия РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП и в каком отдельные личности - только преходящие волны. Люд как организм - вот наша этическая цель и в этом смысле мы можем сослаться на другие слова Гете: "Сделай из себя орган", отрицающие ценность личности как такой и придающие ей ценность только в той мере, в какой она заходит в РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП сверхиндивидуальный организм.

Снаружи отличает люд от других народов, сначала, язык. Язык рождается из сущности народа, но фактически органическим в народе он не является. И хотя Феликс Дан произнес о языке, что в нем живет душа народа, то он все таки не сама эта душа. Человек может гласить на языке другого РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП народа как на родном и все таки оставаться чуждым душе этого народа. Язык может изменяться, а органическое ядро народа имеет вечное значение. И мы можем вспомнить слова такого же Дана, которые он повсевременно повторял: "Главное достояние человека - его люд".

Организация народа - его правительство, и люд может считать себя счастливым РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП, если он имеет подлинно народное правительство. Да и правительство это еще не сам люд. Правительство это организация, но не организм. Правительство не может быть целью нравственности, так как оно само нуждается в нравственной цели, чтоб его существование вообщем можно было оправдать с этической точки зрения. Правительство имеет такое РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП оправдание только как средство заслуги цели, только как организация народа, как таковое оно не имеет ценности.

Но если не средства и не достояние, не счастье людей и не их свобода, не язык и не правительство не являются подлинной сущностью народа, но что все-таки тогда? Мы верим в одно: в кровь РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП, в расу. Раса - носитель всего, и личности, и страны, и народа. Из нее исходит все существенное, и она - сама сущность. Она не организация, а организм. Она не организована, но может организоваться. И не было никакой другой цели, ради которой стоило бы воевать. Это не новенькая цель, мы знали ее РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП всегда, она жила в нас и ожидала откровения. Она была замутнена в нашем сознании многими чуждыми учениями и из многих душ стопроцентно вытеснена. Она пришла к нам из подсознания. Сделать цели подсознания целями сознания - такая задачка этики согласно учению Эдуарда фон Гартмана.

При поверхностном взоре кажется, как будто война, напротив РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП, опровергает эталон расы. Люди различных рас выступают совместно, а люди одной расы бьются вместе с последним ожесточением. Отрицатели расы не преминули со злорадством указать на это и объяснить, что тем подтверждена нелепость веры в расу. Но какие подтверждения за либо против высшей нравственной цели может представить реальность РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП? И даже если б было правдой, что ничего не считая эгоизма деляческих сообществ не характерно всем людям и не ведет их на борьбу, как говорят некие, это не было бы подтверждением ни для деляческого эталона, ни для нашего. "Нельзя выводить законы для того, что должно произойти, из того РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП, что происходит", - произнес Кант. Хотя раса не существует как замкнутое целое в мире фактов, в мире ценностей факты не много весят.

Одна только вера в расу может примирить нас со страданиями и гибелью наших героев. Если они погибли за расу, то самой собственной гибелью они послужили жизни и таким макаром даже РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП в погибели выразили свою сущность. Мы же должны позаботиться о том, чтоб их погибель не была напрасной.

Именитые этики отводили расе второстепенную роль и посреди их не было ни 1-го, кто назначил бы ее высшим принципом этики. Практически они все сочли бы такое учение неприемлемым.

Есть вопросы, которые РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП нельзя решить ни при помощи микроскопа, ни методом референдума. К ним относится и неувязка этики. Под этикой понимают научное исследование основ морали. Стоит изучить, каковой смысл того, что одни свойства либо деяния именуют "неплохими", а другие "дурными", показать, что общего для не плохих действий и что отличает их от РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП дурных.

Моралью именуют сумму оценок, заповедей и запретов, которые находят свое отражение в нравственном сознании людей, в языке, искусстве, науке, праве, политике, короче, во всех явлениях культуры. Моральные мнения разнятся в различные времена, у различных народов, сословий, профессий и иных публичных групп. Не будет преувеличением сказать, что у читателей различных газет РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП различные нравственные мнения. Таким макаром, есть много разновидностей морали, из которых любая, очевидно, считает себя единственно оправданной и должна так считать ради самосохранения. Любая мораль должна потому стремиться стать этикой, которая, если она может быть наукой, может быть только одна.

Я не буду гласить о формальных дилеммах этики, а РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП ее содержание это вопрос о нравственных целях, как показал Гартман. Но еще Кант гласил: "Цель - это то, что служит воле беспристрастной предпосылкой для ее самоопределения". Так что и учение Канта об автономии нравственности нельзя направить против принципа цели. По Гартману, цель делает средства нравственными. Без определения РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП связи меж целью и средствами вообщем невозможна нравственная оценка, и даже изречение "цель оправдывает средства", само по себе, нельзя ни в чем упрекнуть, потому что подразумевается, что нравственная цель, на самом деле собственной, может быть достигнута только нравственными средствами. Злоупотребление этим учением не ставит под колебание его теоретическую корректность. Но РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП все цели, обычно, являются только средствами для заслуги других целей и т. д., прямо до высшей цели, бесспорной в отличие от иных, условных. В этике не может быть несколько бесспорных целей, ибо, если они будут противоречить друг дружке, станет неосуществимым принятие этических решений. Даже компромисс меж 2-мя целями неосуществим без РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП высшего принципа... Конечная цель - основная неувязка этики.

Так как необходимость живых созданий выражается во наружном опыте, можно мыслить, что она появилась в итоге естественного отбора в борьбе за существование. Из этого учения Дарвина следует, что органическая необходимость ориентирована лишь на сохранение породы (расы). Длительно могут существовать только РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП такие живы существа, формы которых содействуют сохранению их породы. Отдельные особи нацелены на самосохранение только в той мере, в какой это содействует сохранению их породы. Самосохранение - более нередкое средство сохранения породы... Не считая органов и инстинктов, которые служат самосохранению, у всех живых созданий есть и такие, которые служат только сохранению РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП породы, к примеру, органы и инстинкты размножения и заботы о потомстве. Так что некорректно делить инстинкты самосохранения и сохранения породы. Инстинкты самосохранения это сразу также инстинкты сохранения породы. Исключительно в сохранении породы механизм природы может совпадать с необходимостью организмов, к которым относится и человек. Никакая другая необходимость не РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП может быть понята только из принципа естественного отбора без вмешательства сверхъестественных сил.

И необходимость органических созданий, из которых Кант вывел свое понятие целей природы, может быть понята как соответственная механизму природы не по другому как в отношении к сохранению расы. Это следует из принципа отбора. Подготовительные разработки Канта при их поочередном развитии РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП должны, таким макаром, привести к нашей расовой этике.

Другим методом к схожим взорам пришел Шопенгауэр: "Глубочайшей сущностью каждого животного, также человека является вид, к которому они принадлежат. Конкретно в нем, а не в особенности коренится настолько могучая воля к жизни". "В согласовании с этим природа, свободная от каких-то РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП личных иллюзий, так хлопочет о сохранении рода и так безразлична к смерти индивидуумов: последние для нее всегда только средство, но не цель". "Тот, кто идет на погибель за свое Отечество, свободен от иллюзии, ограничивающей бытие своей личностью. Он продлевает свою сущность на собственных сограждан, в каких он продолжает жить РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП, и на будущие поколения, ради которых он действовал, при этом погибель для него это моргание глаза, не прерывающее зрение". Сходство с вышеупомянутым учением Фихте, с философией которого плотно сплетено и учение о воле Шопенгауэра, непременно. В ту величавую эру германского философского идеализма уходит своими корнями и расовая РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП этика. Тому же учит и основоположник германской расовой гигиены Альфред Плетц: всюду, где "этик отыскивает расположенную вне личности, не непознаваемую опорную точку человечьих действий, где политик борется за главные актуальные интересы, конечным объектом, сознательно либо безотчетно, всегда является органическое целое жизни, представленное расой".

Таким макаром, конечный эталон недоказуем. Подтверждение РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП сталкивает его с трона, т. к. делает зависимым от других предпосылок. Требование доказательств проистекает из переоценки разума и логики. Если высшее благо можно обосновать, то тем логика ставится еще выше и сама преобразуется в высшую ценность, что также только подразумевается, но не подтверждено.

Схожим образом обстоит дело с этическим аспектом ценностей РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП. Вне нашей воли к ценностям понятие ценности теряет свое значение. Звезды нашей судьбы - снутри нас. Обоснование нашего высшего эталона - в нашей своей сути. Этика призвана только ввести в сознание ту цель, в какой наша суть отыщет свое единство, а наша воля к ценности - свое воплощение.

Мы находим ублажение в РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП защите нашей расы. Пусть это назовут эгоизмом, это нас не стращает. Тот, кто в труде для собственной расы находит свою подлинную выгоду, в жизни ради нее - свое счастье (а если нужно будет - и в погибели), отличается самолюбием, но он любит не свое, в высшее Я. В этом смысле РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП эталон расы не следует противопоставлять эталону личности, напротив, он может наполнить содержанием эталон личности, сам по для себя пустой. Нет подлинной личности без путеводной звезды в виде высшей нравственной цели.

Как для счастья отдельных людей, так и для всеобщего счастья неизменной основой служит здоровье расы. Выродившийся люд РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП безизбежно несчастен, даже владея всеми сокровищами мира. Так что и расовая гигиена служит общему счастью. Но не раса нам нужна ради счастья, а счастье ради расы.

Так же относимся мы и к культуре. Что бы ни осознавать под культурой, у нее есть носители. Культура, которая гробит расу, это не культура. Расовая РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП гигиена это сразу в высшей степени культурная работа. Только больная и внутренне противоречивая культура может противостоять эталону расы.

Смысл как культуре, так и истории присваивает только расовый эталон. Исключительно в той мере, в какой мы являемся потомками наших протцов, для нас существует связь времен. Неважно какая история это расовая РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП история, так как неважно какая история должна ориентироваться на высшую этическую ценность. Только как расовая история она обретает жизнь, значение и силу на будущее. Исключительно в таком виде она может вдохновить молодежь. Без связи с высшим эталоном она мертвая, незаконченная работа.

Таким макаром, для нас все проистекает из РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП эталона расы - культура, развитие, личность, счастье, спасение - и все ворачивается к нему. В нем мы находим единство нашей сущности, единство жизни, германское единство в высшем смысле слова. В высшей ценности нет места компромиссам. Этический эталон просит от нас, чтоб мы поставили на службу ему всю свою жизнь. И ради расового эталона РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП, вправду, стоит жить. Начиная каждое дело, мы должны спрашивать себя: На благо ли это нашей расе? и позже принимать решение. Не надо проявлять это снаружи либо в мелочах. Только фанатизм и тщеславие мелочно непоколебимы. Расовая этика не просит биться головой об стенку. Перед деспотами и тираническими РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП массами снаружи склоняются: другое было бы тупостью либо безумием. Не пойдет на благо расы, если кто-либо сгубит себя и свою семью. Не каждый может либо должен становиться страдальцем. Необходимо ежедневно делать собственный долг перед семьей и перед государством. Каждый может приносить пользу расе на собственном месте другим методом... Я не желаю РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП сказать, что мораль для мужчины и дамы должна быть различной. Конечная цель одна и та же, но средства служения ей у обоих полов различны, они вообщем у каждого человека свои. Схематичная одинаковость морали для всех людей - только доверчивое требование индивидуалистической теории.

Расовая этика родилась не сейчас и РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП не вчера. Никакие новые ценности тут не провозглашаются. Наш эталон имеет историческую связь с самыми актуально необходимыми ценностями наших протцов. Потому не все ценности необходимо переоценивать. Органическая способность давать оценки никогда не отмирает совсем, ни один люд не может без нее жить. Во все времена бессчетные мнения и учреждения РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП безотчетно служили расе. Но в нашей жизни и культуре царствуют внутренние разногласия, хотя многие уже опять обрели единство. Сотки тыщ добросовестных людей из всех сословий ощущают то же, что и мы, хотя еще нечетко понимают свои чувства. Но до миллионов идею расы еще предстоит донести.

Новое германское миропонимание РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП должно прийти из народа. Официальные философы бросили нас на произвол судьбы. Этики, изучив оценки всех времен и народов, запамятовали о современности и будущем... Так этика утратила связь с жизнью. Учителя и философы без охоты молвят об этике. В роли именитых этиков выступают болтливые фантазеры и черные люди, а наилучшие ученые стали скептиками РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП, неуверенными в ценностях вообщем...

В области этики сейчас царствуют боязливость и инертность. Нельзя сказать, что наши современники лишены смелости и энергичности. Напротив, непрерывная гонка в практической жизни - признак нашего времени и никогда столько людей не рисковало бесстрашно собственной жизнью. Но люди разучились быть смелыми в духовной области РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП. Эталоны привыкли обрисовывать такими общими и неопределенными словами, что тяжело понять ту важную цель, которая могла бы придать смысл нравственному сознанию. Того, кто имеет суровые этические убеждения и желает жить в согласовании с эталоном, считают эксцентричным и забавным. Этике учат в школе, но это ни к чему не обязует. Люди охотно РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП играют в скептиков, что должно свидетельствовать об отсутствии у их предрассудков... Но величавые скептики прошедшего строго относились к формам поведения людей в обществе, к обрядам. Люди руководствуются не только лишь прозаической мудростью, да и тем, что "все" так делают, не задумываясь над тем, что идет речь о нравственных РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП убеждениях. Их считают высочайшей материей и погрязают в мелочах, не пытаясь находить за ними целое. Я не презираю обычные формы поведения, но это только эрзац ублажения моральных потребностей, нельзя забывать о более высочайшем, о высшей цели, без которой все отдельные ценности не имеют смысла. О единой культуре можно РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП гласить только тогда, когда форма и содержание жизни служат высокому эталону. С этой этической точки зрения можно сказать, что германский люд во время войны имел более высшую культуру, чем до нее, хотя те, кто привык судить о культуре по наружным проявлениям, сетуют на упадок культуры. Если мы осознаем под РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП культурой оформление личной, публичной и духовной жизни согласно этическому эталону, то не может быть сомнения, что германская культура выше англо-французской цивилизации. Да и сейчас еще как бы нет подлинной германской культуры в высшем смысле слова. Очень много в ней недочетов, противоречий, отсутствует единство, хотя как в старенькое, так и РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП в новое время германской культуре было на кого ориентироваться. Коперник и Кеплер, Кант и Шиллер, Роберт Майер и Гельмгольц, Бисмарк и Ницше были вероятны исключительно в Германии. И глобальная война была величавым обетованием для германской культуры. Но выполнение этого обета мы можем ждать только в дальнейшем. Германский люд РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП должен понять свою свою сущность и в корнях собственного бытия отыскать свое единство и в духовном смысле. Для этой германской культуры грядущего поистине пророческое значение обретают некие слова Ницше. Написанные несколько десятилетий вспять, они звучат сейчас злободневней, чем когда-либо:

"Это самое болезненное зрелище: тот, кто его увидит РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП, ощутит священное принуждение и произнесет для себя: тут нужна помощь, должно быть восстановлено высшее единство в природе и душе народа, все трещинкы меж внутренним и наружным должны пропасть под ударами молота нужды".

"Не должно быть колебаний, откуда я беру пример этой нужды, этой потребности, этого зания; я желаю тут верно РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП заверить, что германское единство в высшем смысле, к которому мы стремимся с огромным пылом, чем к политическому единству, это единство германского духа и жизни после ликвидирования противоположности формы и содержания, внутреннего мира и традиции".

Так же обстоит дело и с нашей вещественной культурой. Германское единство духовной культуры должно отыскать свое РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП выражение и в мире ожесточенных столкновений. Подлинная Немецкая Империя должна служить жизни народа и собственной расе. Нужна этика реальных действий, а не созерцания, не иллюзии деяния и не обычных жестов. Нас может спасти только вечно-мужественное. Германские герои не полях схваток даже при поражениях подают нам примеры германской этики РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП и германской культуры. Но в тылу есть мещанины, главное желание которых - после войны опять отлично есть и пить и жить расслабленно. В этом была величайшая опасность для нас до войны и она не совсем устранена. Этот духовный морфинизм и нигилизм опасней для нашей расы, чем что-либо другое, это РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП ядро на ноге, которое будет тянуть вниз при хоть какой попытке спастись. Из боязни нарушить собственный покой он распространяет сладковатый опиумный дымок оптимизма. Но нет более небезопасного яда для народа и расы, чем безосновательный оптимизм. Наша прежняя вещественная культура была агрессивна жизни расы - это необходимо безустанно повторять... Чем больше углубляешься РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП в детали, тем ужасней картина, тем ясней понимаешь враждебность этой культуры жизни. Нет, истинной германской культуры не было и до сего времени нет. Еще больше испорчена цивилизация Запада, которая просочилась и к нам. И можно только пожелать, чтоб война вымела западную цивилизацию с ее лживой мишурой, чтобы очистить место РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП для будущей германской культуры.

После войны в Германии должно быть по другому. Таково сейчас всеобщее убеждение. Люди только не знают, как конкретно. Соц мысль остается плодотворной, но больше в органически-социальном, чем индивидуально-социальном смысле. Целью социализма должна быть раса, а не личности. Правительство существует не для того, чтоб РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП личности перекладывали на него свои права, а для служения жизни расы. Этой цели должны быть подчинены все права. Отдельные личности должны отыскивать свое счастье в сознании единства с нескончаемым потоком жизни расы.

Сейчас на устах у всех одно слово: Дорогу способным! Мы тоже можем принять эту формулу РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП, только не следует воображать, как будто 3/4 всех людей способны на все. Война как раз обосновала, что это не так. Важнейшая и перспективная задачка сейчас - чтоб способные люди заняли соответствующие места. Посреди германцев много способных. Война уже не раз помогала выявить их и поставить на необходимое место... Но девиз "Дорогу способным!" значит РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП сразу устранение неспособных. Считают, как будто негативная сторона этого дела легче положительной, но опыт указывает, что напротив. Правительство, которому удалось бы убрать всех неспособных с принципиальных постов, получило бы большущее преимущество перед другими. Для этого нужен отбор. Устранение неспособных задним числом может быть только в порядке исключения. Соц РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП отбор должен сходу получить правильное направление.

Требование "Дорогу способным!" значит признание того, что есть различия в сущности возможностей... Задачка не в том, чтоб сделать из неспособных способных. Это совсем нереально хотя практически все веруют в эту утопию. Подлинные возможности - в задатках, унаследованных от протцов. Такие задатки есть у людей РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП всех сословий. Важная задачка воспитания - выявить их у молодежи. Для этого нужна школьная реформа.

Величавый Платон добивался, чтоб при воспитании внушалось сознание прирожденных и постоянных сущностных различий меж людьми. Одни воспитанники должны быть убеждены, что они - золото, другие, что они - серебро, третьи, что они - железо. Этому сознанию Платон по РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП праву приписывал решающее воспитательное воздействие. Но сейчас в школе внушают прямо обратные убеждения. Наши алхимики от педагогики задумываются, как будто они дают "образование", но источник подлинного образования - наследство протцов. Преподаватели виноваты в страшной бедности образования наших дней. Молодежь черпает более сильные культурные импульсы из сознания своей силы РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП, чем от наружных воздействий. И я думаю, молодежь сама отыщет ту правду, которую скрывают от нее старики. И если старики не желают совсем утратить доверие наилучшей части молодежи, они должны поторопиться со школьной реформой. Воспитание - один из важных вопросов социальной этики. Нужно только избавиться от заблуждения, как будто можно переработать душу РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП малыша.

Дорога для способных должна вести к благу расы. Никаким образом не должен быть нанесен вред живому росту народа. Соц отбор и возвышение способных не должны осуществляться во вред их семьям... Отбор - величавый принцип природы, ни одно правительство и ни один люд не могут длительно обходиться без него, не РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП рискуя своим существованием. Общество, которое не основано на отборе, обречено на самоуничтожение.

Термин "способность" - не абсолютный. Он обретает смысл, только если понятно, чему должны служить возможности. Способность в нашем смысле это не те возможности, которые развивает западная цивилизация - они смертельны. Многие из их, содействующие успеху в конкурентноспособной борьбе, вредоносны для РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП расы. Возможности складываются не только лишь из числа тех свойств, которые до сего времени обычно числились моральным. К возможностям относятся здоровье и разум, мужество, выдержка и порядочность. Важней нравственности поведения нравственность бытия. Цельные натуры, здоровые телом и духом, - вот к чему мы стремимся. И такие люди есть. Наша РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП основная задачка в том, чтоб их становилось больше. Это также основная задачка страны, как понимали его Платон и Ницше и как мы его осознаем.

Пред нами раскрывается перспектива, не жизнеутверждающая в обыкновенном смысле слова, да и не непременно пессимистическая. Когда угрожала величавая война, перед нашим народом стоял выбор РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП: или не браться за орудие и дать задушить себя, или вступить в борьбу против превосходящих сил, победа над которым казалась совсем неописуемой. Сейчас уже есть надежда на спасение народа и расы. С сегодняшней опасностью нашему народу сравнима только угроза нашей расе. Она появилась не только лишь вследствие войны и с РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП течением времени будет возрастать, так как большая часть ее еще не лицезреет. Мы не будем предаваться глуповатым надеждам и полагаться на счастливый случай. Мы не желаем также переоценивать наши способности. Мы только мелкие волны величавого потока, но огромное количество волн образует поток. И пусть даже надежды на спасение РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП нашей расы невелики, мы скажем прямо за Гобино, первым провозвестником расовой теории: Вопреки всему, не считая вероятности смерти еще есть самая лучистая и самая гордая надежда. Непременно, можно привести нашу расу к такому подъему и расцвету, каких она еще никогда не достигала. Но если мы опустим руки, наша раса РАСА КАК ЦЕННОСТНЫЙ ПРИНЦИП совсем погибнет. Германский люд - последнее прибежище нордической расы. Совместно с ним погибнет дело не только лишь веков, но 1000-летий. Пред нами стоит величайшая задачка мировой истории. Мы стоим намедни поворотного момента всех глобальных циклов.

Изд. И. Ф. Леманс Ферлаг, Мюнхен.
Особая перепечатка из "Дойчландс Эрнойерунг",


raschet-elementov-tavrovogo-profilya-sushnost-zhelezobetona-struktura-i-klassifikaciya-betona-prochnost-pri-razlichnih.html
raschet-energeticheskih-harakteristik.html
raschet-estestvennoj-ventilyacii.html