Ранняя лирика Лермонтова (1828-1832)

Лермонтов начал писать очень рано. Но 1-ый период его творчества есть, по существу, период "сокрытый": он не предназначал для печати собственных опытов. В их большая часть ученическая, перепевающая книжные, в особенности байронические, мотивы. Но другие стихи - подлинные вспышки гения.

Отрок Лермонтов писал о собственном вселенском разочаровании, о жажде погибели, о коварстве Ранняя лирика Лермонтова (1828-1832) любимой, даже о нежелании быть человеком ("Небо и звезды", "Ночь I", "Ночь II", "Погибель", "Чаша жизни" и др.). Человек определяется как "правитель над общим злом с опасным сердечком, с неверным языком". Появляется мотив бегства от людей, желание раствориться в природе, стать звездой либо другим природным явлением. В неких Ранняя лирика Лермонтова (1828-1832) стихах выразилось идеалистическое представление о двоякой сути человека, при этом начало духа оказывается в человеке незапятнанным и нескончаемым, а тело - темница, кандалы духа, с которыми душа чем ранее разорвет, тем лучше.

Сначало, в подражание творчеству Байрона, Лермонтов противопоставляет собственного героя бездушной и безликой массе. Но позднее этот мотивизменяется: уже в стихотворениях Ранняя лирика Лермонтова (1828-1832) 30-х годов герой избирает одиночество как единственно вероятный метод взаимодействия с миром. Изгнанник становится странником. Он сам, добровольно, уходит из мира, а недопонимание его миром воспринимается уже не как символ проклятия, как символ высочайшей избранной судьбы.

Поэт гласил, что любит свое угрюмое уединенье. В этом состоянии Ранняя лирика Лермонтова (1828-1832) он находился с юношества, оно было полностью обычным для него. Но безвременная тоска повсевременно подавляет его лирического героя, томит и не уходит. Эту тоску герой испытывал с ранешних лет. Так, 14-летний Лермонтов в стихотворении "Монолог" (1829) пишет:

И нам горька остылой жизни чаша;

И уж ничто души не развлекает. [7]

В стихотворении «Одиночество Ранняя лирика Лермонтова (1828-1832)» 1830 года можно узреть, что молодой Лермонтов понимает быстротечность жизни, бессмысленность существования. Это произведение носит полностью исповедальный нрав. Уже с первых строк заявлена тема одиночества:

Как жутко жизни сей кандалы
Нам в одиночестве влачить. [7]

Герой как будто ставит себя в центр мира, который он сам сделал. Но этот мир стает как чужой Ранняя лирика Лермонтова (1828-1832) и агрессивный ему и обрекает его мыслящую и чувствующую личность на нескончаемое одиночество:

Один я тут, как правитель воздушный,

Страданья в сердечко стеснены,

И вижу, как судьбе послушливо,

Года уходят, как будто сны; [7]

Страшнее всего для героя, что «года уходят, как будто сны», послушливые судьбе, ведь время Ранняя лирика Лермонтова (1828-1832) необратимо.

Разве не умопомрачительно, что шестнадцатилетний человек, на самом деле, еще ребенок, только начинающий жизнь, не просто считает уходящие годы, но уже грезит о погибели? Более того, герой уже лицезреет «гроб уединенный», который его типо ожидает, а означает, для него правомерен вопрос: «Что ж канителить над землей?» [7].«Ранний Лермонтов Ранняя лирика Лермонтова (1828-1832) нередко соотносит покой и смерть», – отмечает Л.М.Щемелева [12].

В 1831 году Лермонтов пишет стихотворение «Чаша жизни»,которое относят к ранешней философской лирике. Уже тогда поэт думал над вопросами смысла и цели в существовании:

Мы пьем из чаши бытия
С закрытыми глазами,
Златые омочив края
Своими же слезами [7].

«Особый лермонтовский трагизм мировосприятия Ранняя лирика Лермонтова (1828-1832) почти во всем определяется абсолютностью одиночества, интенсивностью его переживания, обостряемого бесплодностью напряженных поисков цели и смысла бытия», – отмечает Д.П. Муравьев [5].

В 1832 году, намедни поступления в юнкерскую школу, Лермонтов пишет стихотворение «Парус», которое полностью отражает его настроения и далековато не самые веселые мысли. В этом произведении поэт отождествляет себя с парусом Ранняя лирика Лермонтова (1828-1832), который сиротливо белеет «в тумане моря голубом», подчеркивая тем, что, в первый раз в жизни оказался перед необходимостью принятия принципиального решения. Тут с одиночеством перекликается чувство неудовлетворенности тем, что неопределенные, неясные рвения обладают душой человека, которого не трогают наружное благополучие и лишенная глубочайшего содержания жизнь. Лермонтовский "Парус" отыскивает Ранняя лирика Лермонтова (1828-1832) эталона в бурях, в стремлении к неизведанному.

«Что отыскивает он в стране дальной?» [13], — задаётся вопросом поэт, как будто бы предчувствуя, что с этого момента его жизнь будет полна скитаний. И в то же время создатель на уровне мыслей оглядывается вспять, осознавая, «что кинул он в краю родном Ранняя лирика Лермонтова (1828-1832)». Уход из института поэт не считает себе суровой потерей, потому что не лицезреет смысла продолжать учебу и заниматься наукой. Еще больше Лермонтова волнует тот факт, что придется покинуть возлюбленную Москву и единственного по-настоящему близкого ему человека – бабушку Елизавету Алексеевну Арсеньеву, которая заменила ему семью.

Но поэт соображает, что эта разлука неминуема Ранняя лирика Лермонтова (1828-1832), потому что ему предначертан свой актуальный путь, который будет никак не обычным. Эту идея в стихотворении создатель выражает с помощью умопомрачительно прекрасной метафоры, отмечая, что «ветер свищет, и мачта гнется и скрипит» [13]. При всем этом поэт с горечью отмечает, что в собственных грядущих скитаниях «он счастия не отыскивает, и Ранняя лирика Лермонтова (1828-1832) не от счастия бежит» [13].

"Парус" - это философское размышление Лермонтова поэта над своим будущим. Потом конкретно жажда подвига толкала его на рискованные поступки.


raschet-chislennosti-vspomogatelnih-rabochih.html
raschet-chistoj-pribili-i-rentabelnosti.html
raschet-cilindricheskoj-zubchatoj-peredachi.html